Сократились до упора: кредитование бизнеса в РФ не восстанавливается

Источник: Известия

Сократились до упора: кредитование бизнеса в РФ не восстанавливается


Источник фотографии

Наибольшая, чем когда-либо в последние годы, доля предпринимателей развивает бизнес на свои собственные средства. А последствия кредитного сжатия, ударившего по российской финансовой системе в 2014–2015 годах, ощущаются до сих пор. Несмотря на снижение ставок, кредит до сих пор недоступен российскому бизнесу, даже несмотря на исторически низкие ставки. К такому выводу пришли аналитики агентства «Эксперт РА» в докладе «Фаза кредитного сжатия в России». Подробности — в материале «Известий».

Кредитное сжатие — ситуация, обычная для последствий любого финансового кризиса. В период экономического роста в любой стране кредитная масса увеличивается. Бизнесмены занимают всё больше средств для инвестиций в расширение производства. В свою очередь, банки готовы ссужать деньги на вполне комфортных условиях, поскольку уверены в том, что их удастся вернуть. Не последнюю роль в этом играет и позиция Центрального банка того или иного государства, стимулирующего кредитную экспансию низкими ставками рефинансирования.

Когда приходит рецессия, ситуация меняется. Банки не уверены в возврате выданных займов, поэтому повышают ставки и усложняют условия предоставления кредитов. По ним самим, в свою очередь, бьет кризис ликвидности, который заставляет держать кеш при себе. ЦБ борется с этим путем снижения ставок, облегчая тем самым доступ к рефинансированию. Однако на первом этапе такие действия помогают лишь стабилизировать ситуацию, но не развернуть ее. Лишь со временем, после достижения экономикой дна, ситуация начинает постепенно выправляться и цикл кредитной экспансии начинается с начала.

Но так происходит не всегда. После кризиса 2008–2009 годов, как показывает анализ «Эксперт РА», не во всех странах удалось восстановить прежние показатели кредитной активности. Успешные примеры роста кредитования показали Франция, Швейцария и Канада. В Австралии, Бельгии и Германии кредитная активность нефинансового сектора стабилизировалась на длительный срок на предкризисном уровне и не росла, несмотря на агрессивное снижение ставок центральными банками. Наконец, в странах Южной Европы (Италия, Испания), а также в Великобритании и Японии происходил феномен долговременного кредитного сжатия.

Суммарный объем займов бизнесу после 2009 года упал и в итоге так и не восстановился до уровне нулевых годов. Скажем, в Соединенном Королевстве в начале 2007 года объем всех кредитов нефинансовому сектору составил около $3 трлн, а на 2019 год он едва превышал $2 трлн — спад в полтора раза. Еще заметнее спад выдачи кредитов по отношению к ВВП.

Причин этому явлению называется несколько, в частности двойная рецессия в европейской экономике на рубеже 2000-х и 2010-х (когда за глобальным финансовым кризисом последовал европейский долговой). Кроме того, ЕЦБ ошибся с повышением ставок в 2011 году, пытаясь сдержать инфляцию, которая не являлась на тот момент серьезной проблемой. Наконец, введение правил «Базель II» и «Базель III», ужесточавших требования к финансовым показателям банков, также не способствовало расширению кредитования в Европе.

Особенностью российской экономической системы является то, что львиная доля (около 90%) внешнего финансирования отечественных компаний приходится на банковские кредиты — как, впрочем, и в Западной Европе. Как отмечается в обзоре «Эксперт РА», финансирование через эмиссию долговых бумаг распространено слабо, хотя и постепенно растет. Вложения же иностранцев в облигации российских компаний вообще составляют 0,4% от всего объема предоставленных средств.

Интересно, что кризис 2008–2009 годов несильно повлиял на объемы кредитования реального сектора. Кредитная активность довольно быстро росла начиная с 2010 года, что особенно заметно в сегменте малого и среднего бизнеса. Зато после 2014 года он же сильнее всего просел: за трехлетний период задолженность МСБ, включая индивидуальных предпринимателей, рухнула вдвое. Лишь в 2019–2020 годах было зафиксировано некоторое восстановление, хотя показатели кредитования так и не достигли уровней 2014 года, составляя не более 70% от нее.

Если брать экономику в целом, то с 2015 года объем выданных ссуд нефинансовому сектору практически не менялся. Перед этим случилось рекордное повышение ключевой ставки ЦБ, что ударило по наличию ликвидности в финансовой системе и одновременно спросу компаний на кредиты. Однако затем ЦБ стал планомерно понижать ставку, которая к 2019 году опустилась ниже 7%. Параллельно понижали свои ставки и коммерческие банки, причем разница между средневзвешенными банковскими ставками и ключевой ставкой ЦБ опустилась даже ниже уровней перед кризисом 2014 года. Тем не менее к всплеску кредитования это смягчение финансовой политики так и не привело.

В завершающемся году ситуация вновь поменялась и объем кредитов начал расти. Однако это стало результатом масштабных мер господдержки. Была введена целая серия шагов в помощь бизнесу: кредитные каникулы, кредиты на выплату зарплат, мораторий на банкротство и так далее. Это помогло компаниям выжить в экстремальной обстановке пандемии и ограничительных мер, но не отменило проблему сжатия. Фаза восстановления кредитного цикла по-прежнему не началась.

Основная часть средств, полученных реальным сектором в рамках господдержки, пошла не на инвестиции в развитие, а на затыкание дыр, ограничение катастрофических потерь для фирм, считают в «Эксперт РА». При этом значительная часть долгов будет списана или погашена государством, а еще часть окажется в категории «плохих долгов».

Характерно, что и инвестиционная активность — первая производная от объемов выданных кредитов — так и не достигла лучших показателей первой половины 2010-х годов, а в 2019 году даже пошла на спад. Более того, компании всё меньше полагаются на кредиты для финансирования собственных инвестиционных программ и всё больше на свои средства. В 2013 году в структуре инвестиций собственные ресурсы фирм составляли 45%. К 2015 году они выросли до 50%, а к 2019-му — до 55%. При этом 47% организаций, опрошенных в начале 2020 года ЦБ, назвали высокую стоимость заемных средств главной причиной спада инвестиций в предыдущие годы.

Тем не менее только 20 % предприятий отметили, что не использовали заемные средства из-за их высокой стоимости. Таким образом, снижение ставки еще само по себе не может гарантировать увеличения спроса на кредиты и восстановления кредитной активности. Не стоит забывать, что банки могут использовать и другие инструменты ограничения кредитования помимо ставок, выставляя дополнительные условия, отсекающие значительную часть заемщиков.

Экономический кризис, вызванный пандемией COVID-19, только усилит факторы, ограничивающие инвестиционную активность в 2020 году и на протяжении следующих нескольких лет. Собственные средства компаний сократятся вслед за снижением прибылей, финансовая устойчивость компаний также ослабеет, что приведет к высоким ставкам по займам, ограниченным срокам и объемам, а также дополнительным залоговым требованиям, отмечают в «Эксперт РА».

Поделись с другом

Оставьте ответ